Анастасия Кусакина: «Танки тоже имеют право ломаться»

Анастасия Кусакина: «Танки тоже имеют право ломаться» 20 января 2022
Избранное

Просмотров: 207

По результатам исследования сервиса «Доктор рядом» и платформы онлайн-рекрутинга HeadHunter, 46% россиян хотят получить психологическую помощь. За год количество обращений к психологам выросло на 53%. С чем это связано и с какими запросами люди приходят к психологу? Об этом мы поговорили с практикующим психологом Анастасией Кусакиной.

– Какую помощь оказывает психолог?
– Психолог – это инструмент. Это гид, а назначение выбираете вы сами. Не получится прийти, сказать «сделайте со мной что-нибудь» и упасть в обморок. Весь прогресс терапии двигается только вашей мотивацией. А психолог предоставляет набор знаний, умений и навыков, чтобы вам самим удалось измениться.

– Что стоит сделать прежде, чем идти к специалисту?
– Записаться на приём? Я шучу. Чего точно стоит НЕ делать, так это ставить себе диагнозы. Наша психика имеет такое весёлое свойство, что ярлык, который мы на себя повесим, непременно попытается у нас появиться, даже если у нас не было такой проблемы. А нам же не нужны лишние проблемы, правда? А что стоит сделать перед обращением к специалисту, так это определиться с запросом. Что именно вас беспокоит? Как бы вы хотели, чтобы было? По каким признакам вы поймёте, что всё стало хорошо? Запрос может меняться в течение терапии – ничего страшного. Самое важное – определиться с курсом. Любой ветер не будет попутным, если ты не знаешь, где хочешь оказаться.

– Когда лучше обратиться к психологу?
– Как вы определяете, что ваш телефон или машину пора сдать в сервис? Когда вы не можете починить их самостоятельно. Если вас беспокоит проблема психологического характера, попробуйте передохнуть. Возьмите выходные, денька на три, хорошенько выспитесь. Если проблема до сих пор беспокоит, или не удалось выспаться, значит... вам пора «сдаться в сервис».  

– Какие люди к Вам обычно обращаются?
– Приходят разные люди. Образно говоря, от уставшего от жизни офисного работника до ищущей себя студентки. Особенное отношение у меня к некой категории людей, которые в какой-то момент решили быть «сильными». Зачастую, добровольно такие не приходят, так как считают терапию показателем слабости. Они закапывают себя в делах и ответственности, а когда становится совсем плохо, организм преподносит им какую-нибудь болячку, мол «чел, давай передохнём хотя бы в постельном режиме». И если мне повезло с ними встретиться, перво-наперво всё начинается с прививания мысли, что «да.. танки тоже имеют право ломаться».

– Какие проблемы чаще всего Вы замечаете у своих клиентов?
– Недолюбленность. Я часто с этим встречаюсь. Родитель не может дать ребёнку нужное в эмоциональном, тактильном плане. И не потому, что не хочет, он любит, но действует в рамках своего понимания. Усугубляется ситуация, если недолюбленный родитель, желая получить то, что ему самому недодали, сам встаёт в позицию ребёнка относительно собственных детей, ожидая от них заботу и любовь, как от родителей.
Я ощущаю некую катастрофичность явления недолюбленности, так как полностью его загладить невозможно. Остаётся лишь учиться с этим жить: искать иные источники любви, разбираться, почему родители вели себя именно так. А во взрослой жизни это выливается в разные проблемы. Это неуверенность в себе, ведь, если меня не любили, значит, я какой-то не такой. Это неустойчивость в отношениях, ведь, если я был не нужен, какая гарантия, что я буду нужен кому-то ещё – меня обязательно предадут. Это   нерешительность в делах, ведь я всегда делал что-то никчёмное, по версии родных, значит, и теперь опозорюсь. И жизнь таких людей похожа на анекдот:
«В детстве у меня не было велосипеда. Зато теперь я вырос и купил себе Бэнтли. А в детстве велосипеда всё равно не было».

– С чем Вы можете это связать?
– Недолюбленность идёт эстафетой из поколения в поколение. Я не сильна в истории. Однако, из рассказов выходит, что целый пласт населения в своё время был вынужден менять приоритеты в сторону выживания и ломать собственные желания об колено. Значительно урезалось чувственное начало внутри семей, как показатель слабости, и, соответственно, низкой выживаемости. Причём, «холодный» родитель по-настоящему чувствует любовь к своему ребёнку. Но он выражает её не так, как ребёнок готов принять. Покупает вещи, оплачивает секции... Это как старое философское размышление про яблоки. Родитель может хоть задарить ребёнка красными яблоками, отбирая самые сочные, самые спелые. А ребёнок всё ждёт зелёных...

– Почему раньше ходить к психологу считалось постыдным, а сейчас это социально приемлемо?
– Да и сейчас многим стыдно. Не приятно признавать, что у тебя есть какие-то проблемы. А пока тебе в карте «бронхит» не написали, ты вроде как и здоров, а кашель – это так, от пыли. Люди в возрасте около 50-ти жалуются, что в их годы процветало шарлатанство пышным цветом: секты, да заряд воды через экран телевизора. Поэтому, я полагаю, именно это подпортило репутацию психологии в самом начале. Помимо этого, выносить сор из избы было не принято. В постсоветском обществе ещё была сильна мысль о великой ценности долга. А чувства и личные потребности при таких ценностях засовываются очень далеко. Я рада, что со временем отношение к психотерапии смягчилось. Я думаю, что это происходит благодаря тому, что люди знакомятся с популяризирующими психологию статьями и начинают понимать, как оно всё-таки работает.

– Почему люди боятся ходить к психологам?
– В большинстве своём из-за того, что стыдно признать себя «больным». Люди боятся, что это грозит их статусу. Хотя практика показывает, что очень часто люди как раз-таки высокого статуса имеют различные отклонения и расстройства.

– Связано ли повышение запроса на походы к психологу с популяризацией тренда осознанности?
– Это, конечно, не главный, но все же фактор. Люди с помощью Интернета увидели, как можно жить иным путем, не так, как их родители. Такая возможность не может не заинтересовать. Тенденция на осознанность была всегда в нашем обществе, но только сейчас она имеет такую популярность, дающую настоящую мотивацию к изменениям в лучшую сторону. Пути принятия решения не так важны, как само решение прийти на прием.

Если вы понимаете, что вам или вашим близким нужна психологическая помощь, то обращайтесь за ней к специалистам. Затягивание поиска решений приведет лишь к усугублению проблем. Вы можете получить бесплатную психологическую помощь, позвонив по телефону доверия 8-800-2000-122. Будьте внимательны к себе и своим родным!

Одинцова Анастасия
Фото с ресурса https://yandex-images.clstorage.net/



Поделиться:

Поделиться: